http://kuib-biblioteka.ucoz.ru/eco.gif http://kuib-biblioteka.ucoz.ru/kpro-1-.gif

Режим работы:

понедельник-суббота 
с 9.00ч. до 17.00ч.
перерыв с 13.00ч. до 13.48ч.
воскресенье -выходной
последняя пятница каждого месяца -
санитарный день


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Мои статьи [8]
История сёл [3]
Краеведческий календарь [6]

Архив записей




  

   Главный редакторЛюбовь Шевчик



muzkult.ru :: Единая Информационная Система :: МУЗЫКА и КУЛЬТУРА

Форма входа
 





 Приветствуем вас!          Четверг,  24.08.2017г.                                

  "Никогда и никому не позволяйте думать за вас. Читайте книги". Я.Вишневский.


 Муниципальное бюджетное учреждение культуры Куйбышевского района      

        "Куйбышевская районная межпоселенческая центральная библиотека"                           http://kuib-biblioteka.ucoz.ru/1290867464_knigitxt.jpg                 


Ростовская обл., Куйбышевский район, с.Куйбышево, ул.Пролетарская 5, тел.,факс: 8(86348)31-7-38, e-mail: kuibcbs@donpac.ru, 0+         
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

К 70-ЛЕТИЮ великой Победы. 2015 год - год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. Дети войны с.Лысогорка

Воспоминания односельчан - детей войны села Лысогорка,

 Куйбышевского района,  Ростовской области.

 

Опрошена возрастная группа жителей с 1928 года рождения по сентябрь 1945г.   Записаны  воспоминания 142-х  человек.

Материал собран и записан  библиотекарем Лысогорской сельской библиотеки Ладыченко Раисой Васильевной  в период 2013-2014гг.

Воспоминания записаны в первозданном виде от первого лица.

 

Обработка Шевчик Л.А, методист МБУККР «Куйбышевская районная  межпоселенческая центральная библиотека».

  

Дети войны – последнее поколение, которое вправе сказать  «это наша Победа».

На них ложился тот груз памяти в Великой Отечественной войне, который несли много лет фронтовики. Дети войны за Победу отдали детство. Это они, замотанные материнскими платками, наравне с взрослыми пережили  бомбежки, сиротство, непосильный труд. Их расстреливали, душили в газовых камерах, травили собаками, они становились донорами для немецких солдат. Страшно даже говорить о том, что пережили дети войны, но и умалчивать мы не вправе!

Дети и война – понятия несовместимые! Дети встретили Великую Отечественную войну в разном возрасте – кто-то совсем крохой, кто - то подростком, кто - то был на пороге юности. Война застала их в столичных городах и маленьких деревнях, дома и в гостях, в пионерских лагерях, на выпускных вечерах – на переднем крае и в глубоком тылу.

Разве могли предполагать фашисты, что бороться  с ними не на жизнь, а на смерть будут не только зрелые мужчины и женщины, но и совсем  юные мальчики и девочки. Они не играли в войну, они жили по ее суровым законам: распространяли листовки, ходили в разведку, подрывали воинские эшелоны врага, собирали сведения о расположении немецких войск, о количестве боевой техники. И летели под откос поезда, машины, рушились мосты, горели склады. Война лишила детей учебы, отняла школы, заставила держать в руках лопаты, чаще, чем карандаши.  Война вырвала ребят из родных домов. Опытом своих жизней, а не из книг постигли они великую истину. Дети наравне со взрослыми несли все тяготы войны в условиях блокады, умирали, погибали от холода и голода. Голод не щадил никого.

В 1941 г. многим из них не было 18 лет, их не призывали по возрасту, но они уходили добровольцами. Они были очень разными, но в их биографии -  судьба   целого поколения страны. И грустно перебирать старые фотографии и не оторваться от них, возвращающих на миг в навсегда утраченную молодость. У них  есть одно горькое преимущество – им не удалось постареть, они остались молодыми навсегда. А сколько их молодых осталось там на той войне, сколько матерей не дождались своих детей, выплакав все слезы. Горькая тяжесть легла на детские плечи. Многим пришлось рано повзрослеть. Война обрушилась на детей бомбежками, голодом, разлуками. Патронные гильзы вместо игрушек, черные похоронки, осколки мин. Разве можно такое забыть? Для всех нас, родившихся после великих сражений, ордена, медали солдат Победы – не только свидетельства их мужества. В их блеске память о тех, кто остался на полях сражений, кто не дожил до сегодняшнего дня. Для нас эта память священна. Наше поколение в вечно неоплатном долгу  перед этой святой памятью.                                                 

 

Дети войны.

 

Морозова Надежда Ивановна.  1929г.

 

          

 

Когда  началась война,  мне было 12 лет. Летом я  пасла коров, телят. Родители строили дом возле мельницы, залили фундамент, прошел сильный дождь, а через неделю началась война. В центре села был митинг, на нем выступал коммунист Шляховой . Мужчин забрали на фронт. Отца забрали  на фронт в 1942. В 1941 немцы первый раз вошли в село 7 ноября. Они побыли месяц, отступая, жгли дома. Подожгли и наш дом, мы прятались на огороде, хорошо, что сгорела только крыша, а стены остались. Неделю жили в горелом доме, а потом нас эвакуировали, скот угоняли. Стадо коров собралось на пастбище, все они были убиты немцами. Мы шли в сторону Куйбышево. Дошли до  Дмитренко, потом,  на  Равнополь, потом в сторону Новоспасовка. Были неделю там, вся наша улица была. Немецкие самолеты бомбили, мы прятались в кукурузе. Кто – то сказал, что наши войска уже в Лысогорке. Едем, а наши солдаты идут нам навстречу. Мужчин забрали на фронт, в селе остались старики, женщины и дети. Женщины ходили рыть окопы, работали на маслобойне. Комсомольцы человек 5, 6 во главе с Шевцовым наблюдали за немцами и сообщали нашим.

 

    

 

В 1944 г. меня вызвали в военкомат и отправили на завод  в г. Новошахтинск, Там было ФЗО.  До мая месяца Удодова Надя, Дудникова  Люба, Левченко Тамара учились на слесарей, а я попала в литейный цех паровозоремонтный завод. В 1945 – 1946 гг. перевели на завод электровозостроительный – делали электровозы, формировали детали. В смену выпускали по 100 штук, при норме 20 - 30 шт., работали по 8 - 9 часов. Работали в 2 смены, наравне со взрослыми. Жили на заводе, там же была и столовая. У нас  были воспитательницы. Учили нас и военному делу, разбирали и собирали винтовки, учили стрелять. Хорошо помню, когда окончилась война. Мы спали, а в 6 часов утра воспитательница нас разбудила и сообщила радостную весть, что закончилась война. Работала я там до 1948 г.

В 1948 г. выпустили первый электровоз. На заводе было собрание и мне было предоставлено право  выступить с речью от имени молодежи. Потом  я заболела, и отец забрал меня домой. Дома работала прицепщицей на тракторе 1948 – 1950гг. В 1951 г. вышла замуж  и с 1952 г. и до пенсии работала в швейной.                               

 

Белозерская Тамара Григорьевна.  1937г.

 

Когда пришли немцы нас эвакуировали в c.Новоспасовку, потом были у родственников в c.Крюково. Когда начиналась бомбежка, мы прятались в подвале. Только началась бомбёжка, а мама доила корову, бегом в подвал прятаться, только там заметила, что маленького сына нет, он спал в доме, ему было 1,5 годика, мама рванулась к двери, а ее  не пустили, вдруг ее убили бы,  а остались сиротами 3 детей.  

Мама ходила на окопы, а брат полез в силосную яму, его разорвало на кусочки. Нестерова Анна сообщила нашим, что в крайнем доме приехали немцы - высокие чины. Ночью наши  разведчики совершили налет и перестреляли немцев. Больше всего боялись эсэсовцев, они были очень жестокие. У одной  женщины был маленький ребенок, она пошла доить корову, а он начал плакать, немец схватил ребенка и перекинул через хату. Хорошо помню День Победы, возвращались мужчины с фронта на машинах  и вернулся вместе с ними и мой отец.

 

Левченко Мария Степановна. 1930г.

 

Немцы ехали с горы на мотоцикле в село.  У нас на квартире стояли три немца. Когда наши гнали немцев из села, наши солдаты ехали на верблюдах, тянули пушку. Нас эвакуировали на хутор Дмитриенко. Переночевали, и на следующий день вернулись домой. Наши войска были уже на горе. Мальчишек учили водить быков в паре. Организовали курсы трактористов, где обучали девочек подростков, которым было 13, 14 лет, преподавателем была женщина. Учились зимой, а весной забрасывали окопы, чтобы пахать весной, пахали на  коровах. Подростки сеяли яровой ячмень, вручную, сумка через плечо. Убирали хлеб косами, вязали в пучки, возили на коровах. Весной, когда всходила  озимая, пололи траву осот вручную. Были звенья по 10 человек. В нашем звене  звеньевой была М.А.Крупенякова, она сочинила такое стихотворение

                                   «Девчата! Перед нами зеленое поле

                                     И виден осот впереди,         

                                     Возьмемся девчата дружно

                                     И вырвем осот из земли.

В доме и  М.А.Крупеняковой  был госпиталь. Немцы начали жечь дома со стороны кладбища,  крыши были соломенные, сразу загорались. Ходить было не в чем, юбки шили  из   немецких  плащпалаток,  обувь была одна на всех.  Мама свою одежду выменяла в Шахтах на кукурузу, чтобы сварить нам кашу.

 

                      Жижченко Екатерина  Николаевна.  1930г.                

                                                   

28 января 1943 года зашли 3 солдата – разведка, хотели узнать, есть ли немцы в селе. Мама приготовила суп, и пригласила их поужинать. Они отказались, а нам дали консервы,  хлеба и пошли в сторону  Крюково. Слышим выстрелы,  это спрятались немцы и убили разведчиков. В больнице стоял госпиталь, носили воду от колодца, стирали бинты по мешку. Носили бурьян топить печь.  В 1942 г. в селе   стояли  немцы, выгоняли всех на работу. Сожгли наш дом, а нас выгнали из дома, пошли мы на Новиковку. Сестра с подругой сбежала домой ночью, наши  уже вошли  в село, сестра с ними ушла на фронт, вернулась домой после Победы. Брат Ваня был коммунистом, сестра Шура комсомолкой, кто – то донес фашистам и мы были первые в списке на расстрел. Уже и яму вырыли, но тут вошли наши войска и спасли нас.

 

     Голованов Николай Иванович. 1939г.

 

Когда немцы захватили Лысогорку, мы ушли в Крюково. Жили, где парк Победы, было две хатки. Отец пошел воевать на Финскую, вернулся в 1944г. по ранению. Немцы жили в доме ветеринара, там находился их штаб. Вернулись с Крюково, дом был разбит, разведчики закидали гранатами. В  школу пошел в 1946г. в 1 класс. После войны с Б. Марченко в поле нашли запал, трогали его шилом,  и он взорвался, ранило осколками ногу и грудь. Собирали колосья в поле, осот по озимой. После окончания школы работал в огородной бригаде.

 

     Ворона  Николай Григорьевич. 1937г.

 

В нашем доме разместились немецкие разведчики. Ездили они зимой на мотоциклах. На столе у них постоянно лежала горка конфет. Очень они меня соблазняли, глаз не отводил. Но брать  не брал, был строгий материнский наказ ни в коем случае не брать. В одно время они говорят, что завтра мы уезжаем. И ранним утром они уехали, вскоре пришли наши войска, это было последнее освобождение нашей местности.

После освобождения  у нас стояли наши войска, минометчики. Под лавкой у них хранились шелковые мешочки с порохом. И мы с двоюродной сестрой  тайком воровали. Мы постоянно находились на русской печи, другого места нам не было, и там хранили порох для растопки печки, спичек не было. Каждый вечер крутили кино, приезжала крытая будка, на ней было полотно,  и мы смотрели кино.

Помню,  как хоронили полковника на кургане, со всеми почестями. После войны всех перезахоронили в братской могиле. Хорошо помню, как бомбили Лысогорку, самолеты летели восточнее х. Крутой Яр, насчитали 50 самолетов.  Вся Лысогорка скрылась в черном дыму от взрывов и пожаров. С самолетов разбрасывали листовки, мы бегали их собирать. Бумаги не было, не чем было печку растопить, писали на листовках.

Когда подрос, пошел в школу. В это время у нас дома выращивали колхозных гусей. И нам с сестрой приходилось их  пасти. А когда немного подрос, и с меня был больше спрос. До начала уборки пасли  гусей по балкам, по горе часов до 11, потом пригоняли на речку, и мы до 4 – 5 часов вечера были в воде вместе с гусями. От того, что мы были  постоянно в воде, на ногах были «цыпки»,  даже  кровь выступала. В поле собирали колоски. Не любили убирать хлопок, он созревал поздно.   Нераскрывшиеся  головки  хлопка срывали, и развозили по домам сушить. Летом занимались прополкой зерновых. Я,  вместе с соседом возил воду в бочках по 10, 12 бочек надо было набрать воды с колодца.

Летом пасли быков ночью, днем они работали, а ночью мы их пасли на пастбище. Грузили зерно в машины, отвозили от комбайнов на быках. Так, в работе проходило наше детство.

 

      Лядская  Мария Арсентьевна.  1930г.

 

Когда пришли немцы в село, они в нашем дворе организовали    немецкую кухню. Повар был немец, но умел разговаривать по-русски. Я ему помогала чистить картошку, носила воду. Однажды он предупредил, что будет облава, и будут забирать мужчин и расстреливать. Мой отец предупредил  мужчин, и они спрятались в огородной бригаде. Неделю  носила продукты  им, а назад несла  воду с колодца. Я помогала повару, а он давал продукты, что оставались. Но кто – то выдал,  что я ношу продукты, повар предупредил, что завтра немцы,  наверно меня расстреляют.

Действительно, утром пришли  3 немца  и стали меня бить прикладами, носками сапог. Кричали на повара, что он защищает меня, схватили повара и тоже начали бить. Повар на следующий день принес мазь спину мазать, спросил, смогу ли я подняться, понести еду мужчинам, а то они  будут голодные. Немцы нашли  прятавшихся мужчин, выстроили их поодиночке,  и повели под конвоем. Я пошла ночью, а там никого нет. Иду по саду, слышу, кто-то зовет. Один, тот,  кто шел самый последний, сумел убежать. Повар, все время предупреждал, когда будет облава, когда будут угонять наших  солдат. У него было 4 детей.

Немцы отступили.  Меня потом отправили в Таганрог на завод. В вагонетки грузили уголь и возили до печей. На заводе делали комбайны, мы их красили. Там я пробыла один год. После вернулась домой, где работала на разных работах.

 

Лазарева Надежда Платоновна. 1928г.

 

Наши взорвали мост, прошли танки, машины. Немцы ходили по домам забирали  скот, продукты, вещи, кур. А когда  уходили, так один  лейтенант – немец, остался в подвале, сказал, что будет сдаваться. Вышли на гору, окопались, мы носили двери, одеяла, подушки. А наши  солдаты стояли в Зайцево,  стреляли. Мы спрятались в подвал, ели крупу с кукурузы. Когда начала стрелять «Катюша» горела вся гора, "Катюша" нас и спасла. Немцы отступили, мы начали сеять, возили зерно, пололи косами осот. Женщины работали на комбайнах - М.Миронова, Сергеенко М.Герасимовна. Церковь разобрали после войны, и сделали школу.

 

Кобылятская Любовь Васильевна.   1933г.

 

Немцы зашли в дом, нас всех выгнали в подвал, и в дом не пускали. В подвале находились долго. Немцы забирали скот, поджигали дома. После немцев зашли в село румыны, они были еще хуже немцев. В 1942 г., когда наши войска находились в селе, давали нам сухие пайки.

 

     Киселева Мария Петровна.  1933г.

 

Наша семья была многодетная, было 6 детей. Детство было голодное, ходили по полям, собирали мерзлую картошку, собирали шишки (трава) и из них делали муку и пекли пышки. Ходили по домам собирали милостыню. Мать работала в колхозе, сажали картошку, сдавали солдатам на питание. После войны, как многодетной семье, дали телку, она спасала нас от голода. Ходили на мельницу, меняли молоко на муку и хлеб. Так мы выживали во время войны и после.

 

     Жукова  Анна Григорьевна. 1927г.

 

Во время войны посылали в Антониновку рыть противотанковые окопы.  А солдаты жалели, говорили, что пусть воду носят. Около посадки был аэродром. Во время оккупации прятались в подвалах. При отступлении немцы поджигали дома, многие остались без крыши над головой. Жили у соседей, а после войны строили дома, помогали друг другу.

 

  Нечепуренко Вера Ивановна. 1940г.

 

Дядя ушёл на фронт, там был поваром. В конце огорода стояли самолеты, солдаты угощали печеньем. Отец был коммунистом и председателем колхоза. Был  в рядах с миллеровскими подпольщиками, когда их расстреливали,  отец уже умер в 1943г.. Полицай направил немцев в наш дом, нас собрали 4 детей, выстроили на площади, хотели расстрелять, но односельчане вступились.

 

    Жижченко Валентина Васильевна.1927г.

 

Немцы зашли в село в 1942г.. Забирали скот, птицу, поджигали дома, нас выгоняли из дома. Дом сожгли, мы прятались в подвале.  Когда наши войска пришли, они гнали немцев на гору. После окончания войны комбайнов не было, всю работу выполняли вручную, скирдовали солому, зерно скидывали в кучу и молотили вручную.  Носили пешком посевное зерно с Матвеево – Кургана.

 

Салов Николай Филаретович.  1939г.

 

Мы  жили на Дмитренковом  хуторе. На нашем подворье был военный  госпиталь, с Саур – Могилы возили раненых. Через два дома от нас  хоронили русских солдат, потом  их перезахоронили в с. Криничный – Луг. Немцы шли по ростовскому шляху, тянули кабель. За Дмитренковым  хоронили офицеров в одной могиле, а солдат в общей могиле.

 

Ермолова Нина Ивановна. 1939г.

 

В годы войны и после  жили очень трудно. Были голодные, ходили босые, обувь носили по очереди, ели сладкий корень, собирали колосья. Перед войной построили школу, а немцы сожгли.  Писать было не на чем, не было бумаги, чернила делали с ягод бузины.

 

    Кательницкий  Владимир Фёдорович.  1936г.

 

На месте клуба была площадка, и мы дети играли, а немцы спускались с горы. Немцы собрались на площади, к ним подошел полицай Донцов Федор, чтобы разогнать детей, а  Бержанский  вступился за детей, так его Донцов ударил плеткой.

Дом построили перед войной, но крышу еще не сделали. Немцы установили аппаратуру, рация работала, а на столе лежали часы, и когда ночь подошла, я их ночью стащил,  залез под одеяло и стал играть. Тут немец стягивает одеяло, тащит меня за порог, а баба Снегарька упала на колени и просит отпустить меня, так она спасла меня от смерти.

 

Лобко Владимир Данилович. 1943г.

 

В 1946г. переехали с Украины в Лысогорку. Отец  был направлен в Лысогорку ветврачом.  Жили на  съемной квартире, потом дали квартиру, и там же был ветучасток. Спали втроем на одной койке, старшие учились в техникуме. На каникулах работал,  пас свиней с 4 утра  и до 9 вечера. Надо было привезти  бочку воды, в нее помещалось 300л. Воду, которую надо было набрать ведрами с колодца. Было 2 лагеря поросят , и им еще надо было привезти обрат. В выходной топтали кизяки, чтобы топить печь. Работал на уборке, зарабатывал солому.  После 7 класса   работал  конюхом в колхозах  «Пятая  пятилетка»,  «Сельмаш»,  «Сталина».

В 1957 г. колхозы укрупнили и сформировали один колхоз им. Куйбышева. При строительстве клуба  отрабатывали месяц на воскресниках. Жили все дружно, в беде всегда помогали друг другу.

 

Пудовченко Мария  Егоровна. 1930г.

 

Родилась в х. Красный Куйбышевского района  18 августа 1930г. Мать,   Любовь Константиновна Васильева, родилась в с. Новоспасовка.

Отец, Егор  Макарович Васильев,  родился в 1909г. в с. Русском.

22 июня 1941 г. прискакал  конный  в село (после обеда)  и сообщил,  что началась война.  На войну пошли  мой отец и два брата. Отец прислал  одно письмо с Ленинградской  обл. и пропал без вести. На брата  отца - Ивана пришла похоронка.  Брат отца  Никита дошел до Берлина и погиб перед  самой  Победой.  У матери был один брат Василий Константинович Ионна, примерно 1920 года рождения.  Мы были в эвакуации в Крюково, а его часть стояла где - то близко. И он приходил к нам попрощаться. Был одет  в форму, и на нем была  плащпалатка.  Воевал он вместе с  земляком из с.Новоспасовки - Приходько Петром.  Пришла похоронка, а потом еще приходило письмо от сослуживца, что он погиб на  Саур – Могиле.

Во время  войны пахали поля коровами. Запрягались в плуг хозяева, и  подгоняли  коров. Я подгоняла свою корову, так как была старшей в семье. На хутор пришли немцы и румыны. Нас выгнали в с.Крюково. Мы там  были с жительницами  с.Лысогорка  -  Шляховой Надеждой и  Кобылятской  Любовью.  Видела, как над хутором дрались наши летчики с немецкими летчиками. Один немецкий самолет подбили, и он упал на огород. Немец катапультировался, был ранен в ногу. Приехали наши солдаты  на машине, и забрали его. И около хутора упал и наш самолет, мы бегали смотреть. Там сидели 3 погибших летчика, пилот посадил самолет и умер.

Перед отступлением, немцы сгоняли  всех жителей на х. Красный в дом Омельченко В.. Мать  всех  детей увела в с. Новоспасовку к своей матери. А немцы ходили и жгли дома. Жители были заперты в одном доме. Пришли наши солдаты со стороны  г.Ростова и освободили нас.

Чтобы посеять зерновые ходили пешком в М - Курган и несли на себе 40 кг семян зерна. Моя мать ходила с другими  взрослыми женщинами, а мы, дети,  под присмотром бригадира пахали поле на коровах.

 

Шевцова Александра Васильевна. 1940г

 

Когда началась война, мне было всего 9 месяцев, я, конечно, помнить всего не могла. Однако мама, очень много рассказывала нам о войне и о папе. На фронт папу мы провожали все вместе, я у мамы на руках,  две моих старших сестрички и бабушка, мамина мама. И когда папа прощался с нами, то просил маму «Вера, береги наших девочек, а я обязательно вернусь!» И никто ни папа, ни мама, ни мои сестрички, и тем более я не знали, что это были последние слова, которые он нам сказал, и что это был последний момент, когда мы его видели.

Папа ушёл, а для мамы с нами началась тяжелая жизнь. Почти сразу в поселок, где мы жили начали приходить похоронки. Мама говорила, что каждую похоронку оплакивали всем поселком. Мама очень волновалась за папу, за нас, ждала писем от папы, а их все не было. Вскоре немцы заняли наш поселок, и жизнь вообще превратилась в ад.

Немцы поджигали дома, убивали людей, забирали скот, птицу, теплые вещи, а затем собирали молодежь и отправляли в Германию, где всем обещали хорошую жизнь. Мама мне рассказывала, как бабушка перед приходом немцев облила креолином поросёнка, немцы увели корову, забрали гусей, а поросенка не тронули, потому что, бабушка объяснила немцам, что поросенок болен чумой, так она спасла поросёнка для семьи.

В один прекрасный день, мама получила от папы письмо, конечно, ее радости не было предела. Папа писал маме, что у него все хорошо, что он не один, и они все воюют, защищают свою Родину, защищают право на жизнь всех людей своей страны, что они не думают о смерти, а думают только о том, что нам нужна Победа и что мы победим, и я  обязательно вернусь, береги детей. Читали письмо и радовались письму тоже все вместе.

Немцы в посёлке вели себя как хозяева, они выгоняли из домов людей, а сами занимали теплые комнаты. В нашем доме  тоже поселились 3 молодых немца, а меня и маму выселили в коридор. Бабушка в это время с несколькими женщинами ушли в поле, они увели с собой всех детей – подростков и жили в поле в стогах соломы, чтобы немцы не увезли их в Германию. Немцы заставляли маму готовить кушать, стирать им, мама, конечно, это все делала. Один из немцев был довольно добрый, говорила мама, он часто брал меня на руки, угощал галетным печеньем. Он говорил маме, что у него в Германии осталась точно такая «киндер» и что он по ней очень скучает.

Однажды мама готовила кушать, немец покушал и взял меня на руки, угостил конфетой и начал меня подкидывать вверх,  вдруг раздался какой – то хлопок, немец меня подбросил и с криком «Русские» побежал на улицу, а я с высоты упала на пол, разбила губы, нос. Оказывается, что это лопнуло стекло на горевшем фонаре, а немец подумал, что это стреляют русские, они очень боялись этого. После этого немец что - то долго говорил маме по-немецки, он принёс бинты, мазь и еще какие - то лекарства для меня. Наступили холода, немцы стали продвигаться вперед, они ушли из нашего поселка, но не все. Уходя от нас, они увезли с собой  дрова  и стог перекати поле.

Топить было нечем, и мама, и многие женщины, ходили к речке за поселок собирать камыш, чтобы топить. И в камышах нашли солдата, он был без шапки и босой. Ноги были синие, идти не мог. Солдат просил у них помощи, он  сказал, что их в грузовике везли на расстрел, но  они  как - то смогли разбежаться. Многих убили, а он босой бежал и  спрятался в камышах. Мама  сняла кофту и укутала ему ноги, другая женщина сняла платок и повязала его, они положили его на камыш, укрыли камышом, а вечером, когда стемнело, мама с соседкой привезли к нам, накормили, перевязали ноги и спрятали на чердак. Солдат понимал, что немцы в селе и это очень опасно. Немцы разъезжали по поселку, ездили 3 раза в день на ферму за молоком. Он просидел 3 дня и говорит маме «Я вам благодарен за спасенье, но если немцы обнаружат меня здесь, то они убьют и Вас и детей.» Он попросил маму, чтобы его как – то увезли подальше, где нет немцев. И мама ночью сходила к бабушкиному знакомому, он дал лошадей, приехал тоже ночью, на дно повозки они положили солому и сверху закрыли соломой, разными мешками и увезли в другое село, которое находилось от нас в 18 км. Там он был 3 месяца, его лечили и когда он смог передвигаться, то ему помогли уйти к своим.

Немцы еще долго приезжали в наш посёлок, и  люди по прежнему боялись их, и страдали от ужасно тяжелой жизни.

Однажды вечером, после большого перерыва, мама опять получила письмо от папы. Он писал, что у него все хорошо, не волнуйся дорогая, скажи всем, что мы бьем гадов и победа будет за нами, нас никто не победит, мы ведь защищаем свою землю, свою Родину и свои семьи. Он пишет маме, что кто -то из наших детей счастливый, 51 день были в боях и остались в живых я и мой денщик. А теперь нас будут переправлять на другой фронт, и наш поезд будет следовать через станцию Целина, это наш районный центр, он от нашего поселка расположен в 18 км. Мама, не долго думая, взяла продукты для папы и меня на руки и ушла в ночь пешком. Ночь была теплая, светлая от луны. Мама говорит, что ноги сами бежали, и ей не тяжело было нести меня. Шла быстро, спешила успеть к поезду. То, что прошла 18 км и не почувствовала усталости была рада, пришла было еще темно, рассвет только наступал. Она присела на скамеечку. Буквально через минуту к ней подошел военный и спросил у мамы: «Почему она так рано с ребенком?» Мама сказала, что ждет поезд, в котором находится ее муж, и что поезд будет стоять одну минуту. Военный положил руку маме на плечо, а другой погладил меня и сказал маме: «Вы знаете, не волнуйтесь, этому поезду изменили график,  и он уже ушёл 15 минут назад». Мама страшно огорчилась, слезы лились сами из глаз, ноги назад не шли, а я была страшно тяжелая.

К этому времени немцев уже в поселке не было. И откуда в поселке узнали, что через наш поселок будут немцы сопровождать колонну наших военнопленных, и что если кто – то найдет среди пленных  своих родственников, то немцы их отпустят. Через весь поселок протянулась колонна женщин с детьми на руках и с узелками еды для солдат. Мама со мной на руках, с узелочком тоже пошла, надеясь увидеть папу или кого-либо из братьев. Военнопленных вели в полдень, жара, пыль, они все исхудавшие, оборванные и почти все босые. Когда мама подошла к одному из военнопленных, подавая ему узелок с едой, он шепотом  попросил маму: «Скажи, что я твой родственник» и мама со слезами обратилась к немцу, указав на военнопленного сказала, что он ее брат, и чтобы больше вызвать доверия у немцев к сказанному, отдала меня в руки военнопленного .Немец отпустил этого солдата. Мама привела его домой, у нас он окреп, пришел в себя.  И хотя сил у него было не так много, он ушел, чтобы пробраться к своим. В дорогу мама собрала ему еду, одела его в папину одежду. Уходя, он говорил, что если я останусь жив, то обязательно найду вас, Вера Федотовна и буду всю жизнь вам помогать и вашим деткам. Больше о нем мы не получали никаких сведений, по всей вероятности в живых он не остался.

Чем дальше продолжалась война, тем жить становилось тяжелее. Однако люди были очень дружными, сильными,  и  помогали  друг другу как могли. Похоронки продолжали приходить в поселок. Не обошла  похоронка и  нашу семью. В один страшный день маме доставили треугольник со страшными словами: «Ваш муж погиб смертью храбрых,  28 августа 1943г. под городом Орлом в боях Орловско – Курской битвы». Горе было неописуемое, бремя этого горя мама наша и мы несем всю жизнь. Мама почему – то не верила, что папа погиб, она ждала его всю жизнь, она надеялась, что это ошибка, и наверное просто успокаивала себя ,и нас тоже. Дело в том, что маме прислали после похоронки 125р. денег, эти деньги лежали у папы в кармане на груди и были пробиты пулей. Мама их сначала берегла, а потом, когда было очень трудно, она за них купила ведро кукурузы. Мама все еще не верила в смерть папы, потому, что ей пришло письмо от папы уже после похоронки, где он так же писал, что у него все хорошо, что немцы бегут,  и победа будет скоро,  и я обязательно вернусь. Маме никто не мог доказать, что это письмо было  написано до его смерти им, где-то задержалось в пути, и пришло с большим опозданием. А мама  никому не верила и ждала, ждала всю жизнь. И мы тоже все время ждали папу каждый день.

 Я себя помню, только с того момента, когда я увидела, что по нашей улице ехал грузовик с красным флагом, мне потом объяснили, что это грузовик объявлял людям, что кончилась война, я до сих пор вижу этот грузовик с красным флагом, и до сих пор слышу голос старшей сестры, которая прибежала из школы и обняла меня и маму и кричала: «Мамочка война закончилась, а папа наш не придет» А мы все равно его ждали, и когда мама ушла из жизни, мы ждали я и мои 2 сестры, а когда ушли и мои дорогие сестрички, папу ждала я одна, и ждала его до 2007г., когда ему исполнилось 100 лет, тогда я поняла, что он никогда не придет, никогда.

Я никогда не видела своего отца, но я всю жизнь любила его и ждала. А затем, спустя 23 года жизнь подарила мне папу, Это был отец моего мужа Григорий Антонович Шевцов – это был чудесный человек и самый лучший папа на земле.

Он тоже воевал, он тоже защищал свою Родину. И рассказывал, как он на фронте возил командира, и они попали в засаду и их взяли в плен. Почти год он со своим товарищем находились под землей, где добывали какую-то руду в Германии. Кормили очень плохо, заставляли работать и больных. Весили они с товарищем по 40 кг.  Сил не было. Но они решили убежать. Убежать было страшно трудно, но очень хотелось жить, хотелось вернуться домой. И они по очереди ложились на дно вагонетки, их засыпали рудой, и выбросили наверх, так они выбрались с товарищем, шли домой ночами, пешком из Германии, голодные, кушали листья из деревьев, жучков, в общем все, что могли найти в лесу. Шли долго, дошли до Украины, в лесу встретили домик лесника. Он понял, что они пленные, накормил, помылись они в душе, и отправил их на сеновал отдохнуть. Папа говорит, что они уснули сразу мертвым сном. А проснулись от того,  что кто-то их будил, толкал прикладом. Оказывается, этот лесник уложил их спать, а сам ушел и сдал их в полицию и их вернули в лагерь, только в другой. Там трудности были еще больше, но папочка выстоял, выдержал, остался жив, их лагерь освободили наши солдаты.

И дальше он воевал на войне с Японией. Пришел домой, пришел этот человек с большой буквы. Он очень заботливый отец, примерный муж. Уже после войны он был награжден за свой доблестный труд орденом Ленина и орденом Красного трудового Красного Знамени. Я звала его папой. Мы с ним были счастливы, это я ему очень благодарна за то, что он мне дал возможность, дал такое счастье чувствовать рядом с собой отца, называть его папой, чувствовать на каждом шагу его заботу и отцовскую любовь. Память о моих папах я несу и буду нести до конца своих дней. И низкий поклон им за то, что они дали нам жизнь, за то, что спасли нам жизнь, за то, что они жили на свете. 

 

Дубровщенко Екатерина Петровна. 1929г.

 

В 1941 г. вся страна узнала о том,  что началась война. В 1942 г. в один из зимних дней, я вышла из дома набрать воды из колодца, которым пользовались все жители села, вдруг с горы по дороге заревели страшным гулом три мотоцикла, в которых сидели  в шлемах, в масках, в очках чудовищные водители. Это были немецкие разведчики. Испугавшись их, я вернулась домой. Не добежав до дома, я услышала, как раздался взрыв. Это немцы бросили гранату в жилой дом, стоявший на отшибе. Этот момент запечатлелся  в моей памяти на всю жизнь. Вслед за ними пришли немцы. Нас выселили из домов. Перебравшись за реку Тузлов, мы видели, как горели наши дома. Кто пытался спасти дом, расстреливали на месте. Так погибли брат и сестра Левченко Нина Петровна и Иван Петрович.

После ухода немцев  в Сталинград, мы вернулись на все еще оккупированную землю. Три моих брата – Иван, Николай, Василий и отец Петр Кондратьевич ушли на фронт. Дома  остались мама София Акимовна и нас четверо детей: Алексей, Екатерина, Любовь и Лидия. Ютились в маленькой  уцелевшей кухоньке. Мама приучала нас к труду, мы знали каждый свое задание: кому воду наносить, кому дрова рубить, кому убирать. На досуге читала нам книжки, рассказывала сказки.

Мой брат Алексей придумывал для нас и соседских детей различные забавы, чтобы  мы не попадались на глаза немцам и не просили у них поесть. Попытка мамы заступиться за сына, которого ударил немец, чуть не стоила ей жизни.  Немец жестко ухватил маму за руку и повел в комендатуру через дорогу. Мы втроем побежали вслед просить за маму, падали в ноги. Маму отпустили, помог переводчик. После чего нас и еще жителей пяти домов выгнали в подвал. Там мы жили до прихода русских солдат.Очень много наших ребят  погибло под  Саур – Могилой. Оттуда раненые поступали к нам. Привозили окровавленные простыни, белье. Все надо было за ночь выстирать, высушить, и отправить на фронт. Было очень трудно, но мы делали все, лишь бы не вернулись немцы. Только бы победить. Сколько погибших не сосчитать, только с нашей улицы погибли:

Кириченко Петр, Кириченко Алексей, Сергей Денисович, Петр Денисович, Дубровщенко Иван, Черкесов Иван, Черкесов Дмитрий,  Матющенко Гавриил, Матющенко Пантелей, Захаров Гавриил.                                                    

Мы обязаны передавать из поколения в поколения память о тех, кто отдал жизни за нас, за то, чтобы нам жилось мирно. Мы обязаны помнить и не допустить новой войны.

 

Дети войны. Дети войны знали, понимали,

 Что надо тыл крепить, чтобы врага победить.

Поэтому не досыпали, 

А пораньше на работу успевали,

 Непосильные работы выполняли, 

В волокушках  мы стояли,

От комбайнов в копнителях солому подбирали,

А ночами окровавленное белье  солдатикам стирали.

Вот такое наше детство было,

Но мы не огорчались, а радовались Победе.

 

 

Задорожний Александр Васильевич.  1931г.

 

Первый раз немцы шли со стороны  Куйбышево,  ехали на мотоциклах, это были разведчики. Доехали до школы, постояли и поехали в сторону Зайцево. Немцы выгнали нас из своих домов в 1942г. в Крюково. Жили там мы 2 недели. Обуви не было, ходили босиком.

В 1943 г., зимой нас опять выгнали на х. Николаевский. Но наши войска наступили и погнали немцев. После войны техники не было, работали на быках и коровах. Подростки ходили в Матвеев – Курган за посевным зерном. Женщинам была больше норма, а подросткам – 10кг. Зимы были очень суровые, я заболел тифом. Детство было голодное. Ходили пешком на Украину, чтобы за вещи выменять хоть какие то продукты. Пахали на коровах. Мы подростки насаживали после войны лесные посадки, чтобы задерживать снег, и чтобы ветром не выдувало посаженное зерно.  

 

Стрельцов Иван Григорьевич.  1940г.

 

Во время войны жил я  в с. Крюково. Помню,  когда  закончилась война, за селом ехали военные машины.  А когда пришли немцы в село, расстреляли русских солдат и спалили их. Жили бедно, в школу не в чем было ходить. Работали в поле, во всем помогали взрослым.

 

Трофимчук Зинаида П.  1938г.

 

Во время войны я была маленькая, плохо  что помню , но запомнилось что зашёл к нам немец, он был в подтяжках, нос закрыл, а на печке мама варила конину. Немец подошёл к печке, открыл крышку кастрюли - посмотрел и выскочил из дома с закрытым носом - не понравился ему запах, а мы ждали, когда сварится, хотели быстрей покушать. Жили  очень бедно, топили печки бурьяном. Ещё с ранних лет мы уже помогали взрослым. Детство было бедное и голодное.

 

Кучеренко Наталья Петровна. 1941г.

 

Родилась я в 1941 году  в конце ноября, в степи. Мама моя рассказывала ,что шли они в х.Кулешово, находился он за х. Николаевским. Роды начались в дороге , и родила она меня под скирдой. И пошли мы дальше ,в с .Петровку. Помню, что когда пошла в школу в с.Лысогорка, была страшная нищета, не было ни ручек , ни карандашей.

Носили мы сумки из грубого сукна. Первая школа стояла на с.Диброво,  где жил позже дед Роман, вторая - где после жили Стороженковы, третья между Шаховыми и больницей. Писали чернилами на газетах. Собирали в полях колоски, рвали осот на полях.

 

Родченко Борис Вас. 1940г.

 

 Маленький я был, когда была война. Помню, что ходили, собирали снаряды, видели убитых немецких солдат. Ещё помню - стоял часовой немец, и начался обстрел  - аж земля летела. Часовой упал - его убили, а я кричу - перепугался. Немцы были злые, забирали у жителей еду, тёплые вещи.

 

Кучеренко Варвара Климовна.  1928г.

 

Жила я в Вешках, было мне 11-12 лет. У нас фронта не было, а по другую сторону через реку  Дон немцы были, но они так и не перешли через Дон. В с.Бошки по хутору гнали пленных немцев. У нас по всему хутору были расквартированы евреи. У нас жили пять женщин – одну  звали Соня с толстой белой косой, такие красивые были, ухоженные, чистые, В знак благодарности подарили нам фарфоровую вазу - она до сих пор хранится у моей невестки в Вешках. Я работала с дядей на ферме - записывала молоко. Ходила по хутору - сказать, кому на завтра какой наряд на работу - кому в поле, кому до животных и т д..

 

Гапоненко Пётр Тихонович. 1939г.

 

В годы войны был маленький, мало что помню. Отец погиб в 1943 году.  Жил я в с. Криничный Луг. Осталось нас у матери 6 человек. Беднота была ..Голодные были, постоянно думали ,что поесть, как выжить…

 

Левченко Виктор Петр.   1941г.

 

Маленький  был войну помню  плохо. В 1-й и 2-й класс ходил в школу, где после жил дед Роман на Диброво. Рядом была полевая кухня наших солдат. Помню, бегали туда, чтоб покормили нас. Давали кашу, нам все время хотелось кушать. Солдаты старались нас подкормить чем нибудь вкусным.

 

Светличный Михаил Сергеевич и Любовь Петровна.   1929г.

 

Муж и жена. Было 12 лет. Помню - немцы доставали из колодца воду, и утопили котелок, немец зовёт меня, - доставай. Я пошёл, взял длинную палку и достал от туда несколько котелков. Немец дал мне сигарету, мы с мальчишками побежали за развалины и скурили её. Мальчишки говорят - иди ещё попроси. Я пошёл - но немец дал мне пощёчину.

Однажды поймал меня один немец и говорит – дай картошки, даёт мешок, а сам с винтовкой идёт сзади. Я пошёл далеко на огородную бригаду к деду  Захарова Андрея Ивановича  - он родственник Вороны Тамары. Картошки мне дали, немец кричит: «Неси!» ..Я иду, тяжело,…поставил отдохнуть - немец кричит, носком ударил: «Иди!»..

Вначале в Лысогорку зашло 4 немца разведчики, с горы со стороны МТФ 1-го.  На лавочке сидел дед Иван Пруц - он воевал ещё раньше в другой войне - знал немецкий язык - говорил с немцами. Они ушли, а затем пришли немцы. Назначили старостой Шляхового Ивана Якимовича. Десятником - Покладова  деда Яшку, Бабенко и Филиппова Мишку. Первый раз немцы зашли в с.Лысогорка 7 ноября, а 7 декабря зашли наши. Второй раз в июне, пробыли 8 месяцев, ушли 14 февраля. Пришла наша армия. Кучеренко П. пришёл с плена  с Румынии пешком, а здесь немцы, он почему-то побежал на немцев,и они его расстреляли…Мой отец пришёл с плена из под г.Харькова - там было 75 тысяч человек пленных. Рассказывал, что сидели они в школе, и ему удалось убежать рано утром. Звали его Светличный Сергей Федорович,1902 г. рождения. Женя был на Украине. Когда немцы ушли, он приехал в с.Лысогорку  ушел в часть и служил. Колхозы начали восстанавливать ещё в войну. Своими коровами пахали землю, деды старые руками  сеяли зерно. Но много всходило сорняков - тяжело было собирать урожай. Я все время жил в с.Лысогорка , никуда не уезжал. В 1944 году принял трактор, работал. Мне было тогда 15 лет,  учится некогда было. Работали много; пашем, затем ремонтируем. Весной 1945 г. мне дали напарницу Пруцеву  Марию  Ивановну. Работали: отработаем 10 часов - ремонтируем, делали подтяжку в тракторе. Когда немцы отступали, запалили всю Щетово. А  запалили, чтоб была дымовая завеса при отступлении . Прикрываясь людьми, гнали до х.Николаевского. Хотя  в селе стояли немцы, колхоз работал, были бригадиры, звеньевые. Пахали , сеяли.

 

Меняйлова Любовь Давыдовна. 1937г.

 

В 1943 году мне было 4 года. Помню, постоянно всё горело.  Немцы палили дома, расстреливали  людей. Немцы привозили много раненых и заселяли нам в дома,  заставляли ухаживать за ними. Напротив нашего дома, где сейчас Плотниковы живут, расположилась немецкая кухня. И мы носили раненым еду в кастрюльках. Некоторых кормили из ложки. Воду носили из колодца, далеко было носить, тяжело…Заставляли они нас печь кукурузные лепёшки, вручную обрабатывали кукурузу, толкли в ступе - измельчали и пекли лепёшки. Немцы были разные - одни давали нам сахар кусочками, говорили с нами по - русски , а другие,  за ним ухаживаешь , а он ногой тебя толкает..

 

Стрельцов Николай  Григорьевич.  1938г.

 

 Жил я с мамой и братом в с. Крюково. Маленький был. Помню, голод был страшный. Мама, как могла  кормила нас ; ходили в поле на огородную бригаду - собирали мёрзлую картошку - и делали из них оладьи. Мама рассказывала, что я капризный был – отказывался их есть, говорил, что они плохо пахнут и похожи на какашки кошачьи ..

Хоть я и маленьким был, а уже работал - ездил на быках,   возил воду, затем на лошадях. За работу тогда ставили палочки. Помню в с. Крюково был старый сарай,  там наши военные прятались.  Затем наши наверно выйти решили, а тут немцы, и началась перестрелка.  В начале с.Крюково, где мы жили, чуть подальше, где теперь живут Булашовы - стояла кухня наших солдат  и мы бегали туда  покушать . Солдаты наши  иногда давали сахар или банки с остатками тушёнки, я нёс домой и мама варила какой - ни будь приварок . Отец мой - Стрельцов Григорий Яковлевич 1902 г.рождения, после ранения приехал домой  и его отправили в г. Шахты на работу шахтёром. Там он заболел силикозом,  и умер. Во время войны на дом наш раз упал снаряд  - дом  сгорел.

После войны восстанавливали колхозы,  мы, дети, как  могли, помогали взрослым.  Пасли коров, собирали в поле колоски. Детство было трудное и голодное. Бабушка –Кобыляцкая Евдокия Ивановна рассказывала своему сыну Кобыляцкому Н.Х. ,что когда стояли немцы в с.Лысогорка, некоторые немцы давали еду, детям сахар и конфеты. А маленький Николай увидел у немца губную гармошку, и пока тот отвернулся, он её украл…. Как увидела мать – заохала: «Зачем взял»?  Но тут началась перестрелка, и немцы в панике начали убегать… Жили очень бедно - ели колоски, собирали их, перетирали на муку, и пекли лепёшки.

 

Коненко Надежда  Васильевна.  1937г.

 

Мы жили в с. Ново-Ивановка, это по Ростовскому шляху 10 км от с. Куйбышево. Отступали наши, и нас эвакуировали в с.Борисовку.  Мама рассказывала ,что у нас находились немцы, а неподалёку была их кладовая  и там стояли часовые, и вот эти часовые разговаривали по русски и говорили,  что мы не хотим войны,  не хотим воевать, дома у нас жены и дети. В 1943 году была суровая зима. Немцы начали отступать,  забирали с собой все, что можно покушать – скот, птицу, последнюю картошку.  Забирали тёплые вещи - шубы, тулупы, и даже одеяла, укутывались ими. В 1943 году мне было 6 лет. Хату нашу разбомбили. Немцы возле неё поставили  какой-то трактор,  и по нему стреляли из самолёта наши. Спрятались мы в подвале, потом наши солдаты пришли,   окружили немцев и расстреляли их. На этой войне погиб наш отец.

 

Опарин Леонид Анатольевич. 1939г.

 

Я, Опарин Леонид Анатольевич, когда началась война, мне было всего лишь 2 года, я был самый маленький в семье. Старший брат с сестрой и мама ходили на работу  на поле  в колхоз, и брали меня с собой. Там я увидел немецкие танки, они разрушали все подряд, за ними шли немецкие солдаты, они стреляли из автоматов. Было очень страшно. Мама схватила меня и побежала домой. На этой войне погиб мой отец.  Так продолжалась война 5 лет.  Сейчас мне 73  года и я не хочу, чтобы такое повторилось ещё раз.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Кетрин (15.07.2014)
Просмотров: 3638 | Рейтинг: 5.0/3

Copyright MyCorp © 2017